§ 15. экстремизм и экстремистская деятельность

Зачем вам вообще читать эту памятку?

Казалось бы, если власти злоупотребляют антиэкстремистским законодательством в сравнительно небольшой части случаев и при этом вы сами считаете, что вы что-то пишете в интернете не с целью призвать к погромам, убийствам или перевороту, то не лучше ли исходить из того, что риск для вас невелик? Он сравним с риском попасть в авиакатастрофу, но ведь на самолетах мы все (или почти все) летаем.

Так обстоят дела, если вы не привлекли к себе чем-то неприязненное внимание полиции или иных органов власти. Впрочем, если и не привлекли, точнее, не думаете, что привлекли, риск не сводится к нулю, как и с самолетами, — и полезно хотя бы знать, что делает этот риск выше или ниже и каковы могут быть последствия

Чем опасен экстремизм?

Такая деятельность противоречит закону, часто приводит к беспорядкам, мятежу, а в своей крайней форме и к терроризму.

Фашизм, национальный шовинизм, религиозный фанатизм — все это разные формы экстремизма. К главным чертам подобной идеологии относятся:

  • решение вопросов силовыми методами;
  • неразборчивость в средствах;
  • невозможность консенсуса;
  • крайняя степень эгоизма.

Такие люди обычно обладают достаточно низким интеллектом, нечувствительны к чужой боли и собственным потерям. Особенно опасными они становятся тогда, когда объединяются в группы.

К началу 21 века в мире насчитывалось более 500 крупных организаций экстремистского толка. Они, не стесняясь, совершают террористические акты, в которых гибнут невинные люди. За последнее десятилетие в результате подобных операций погибло более 5 тысяч человек, почти 12 тысяч пострадало.

Семейные ценности под ударом

PayPal заблокировал счет с пожертвованиями, который открыла дочь омского правозащитника Виктора Корба. Корб рассказал, что из-за давления был вынужден бежать на Украину, несмотря на то, что его проект «Наше имя — Летов!», посвященный возможности назвать местный аэропорт в честь музыканта Егора Летова, вышел в финал национальной премии «Серебряный Лучник». Преследование Корба началось после того, как он опубликовал в своем блоге последнее слово публициста Бориса Стомахина. Стомахина, в свою очередь, осудили на семь лет по обвинению в публичных призывах к терроризму (ч. 1 ст. 205.2 УК).

Из-за схожих обвинений сбежал на Украину и Михаил Агафонов, член Международного комитета защиты Стомахина. «Меня дернули на допрос в ФСБ. Некоторое время жил на нелегале, потом понадобились деньги — поехал в другой город снимать, а карточка заблокирована. Видимо, так хотели меня выманить, чтобы пошел в банк. Тогда я выехал», — рассказывает Агафонов. По его словам, сейчас в стране множество людей, вынужденных уехать из-за применения антиэкстремистского законодательства.

Согласно 115 Федеральному закону, человек, внесенный в список, может снять только 10 тысяч рублей в месяц на себя и на каждого из членов семьи. Для этого необходимо доказать, что у родственников нет других источников дохода. Если нужно получить больше, то необходимо делать запрос в банк, который обратится в Росфинмониторинг. За каждое перечисление зарплаты также надо принести множество документов из бухгалтерии работодателя, но на руки дадут не больше 10 тысяч рублей на члена семьи.

«Список Росфинмониторинга — это гражданская смерть, так как на работу никто не возьмет. Из-за нахождения в списке не берут на работу и родных. Такая же ситуация с учебой. Чувствуешь себя особенным, не таким как все», — рассказывает националистка и водительница троллейбуса Дина Гарина. Ее осудили по делу об оскорблении двух сотрудников Центра по противодействию экстремизму, хотя изначально вменяли экстремистскую статью — в итоге освободили от наказания в связи с истечением сроков давности.

Иллюстрация: Даниил Двинских для ОВД-Инфо

По словам Гариной, попавшим в список необходимо искать работу там, где выдают деньги наличными, то есть у знакомых или неофициально. Она жалуется, что не может отправлять переводы по почте — недавно она хотела помочь Никите Тихонову, осужденному пожизненно лидеру «Боевой организации русских националистов».

Гарина в течение трех лет не могла забрать заблокированные 70 тысяч рублей: «С горем пополам вернула 50 тысяч, но их выдавали пять раз по 10 штук, так как по закону нельзя давать ни копейки больше. Остаток не отдают никак».

Владимиру Егорову из Торопца, по его словам, потенциальные работодатели в родном городе намекают, что экстремисту не рады. В итоге он лишь получает пособие по безработице, но каждый раз ему необходимо приносить дополнительные документы.

«Собственный дом продать не дают из-за внесения в список. Приходится побираться и просить помочь незнакомых людей в интернете, а мне ведь 52 года, но даже почтовый перевод также не смог получить. Это не дискриминация, это катастрофа!» — признается Егоров.

Несколько осужденных сообщили, что лишились работы или возможности устроиться из-за нахождения в списке лиц, причастных к экстремистской деятельности или терроризму. По этой причине жене Егорова пришлось переехать в другую область.

Обзор документа

Пленум ВС РФ сформулировал выводы, которые должны учитываться при рассмотрении уголовных дел экстремистской направленности.

Даны рекомендации относительно квалификации такого рода преступлений.

Отмечено, что в первую очередь в отношении них подлежит доказыванию соответствующий мотив их совершения. Если он установлен, преступление против жизни и здоровья уже не может квалифицироваться как предусматривающее иные мотив или цель.

Подчеркивается, что преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды (либо по аналогичным мотивам в отношении какой-либо соцгруппы), следует отграничивать от деяний, совершенных на почве личных неприязненных отношений.

Приведены обстоятельства, на которые следует ориентироваться для этого.

Разъяснено, что понимать под публичными призывами к экстремистской деятельности.

Указывается, что вопрос о публичности подобных призывов должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, размещение на сайтах, в блогах или на форумах и т. д.).

Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в т. ч. применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц.

При этом перечисленные действия уголовно наказуемы, только если они совершены публично или с использованием СМИ.

Пленум напомнил, что, исходя из международных актов, критика в СМИ в адрес должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц.

Поэтому критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.

Также рассмотрены особенности, касающиеся иных составов преступлений экстремистской направленности.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Подозреваемые в экстремизме

В чем подозреваются

По общепринятому понятию, экстремизм – это приверженность крайним взглядам и методам действий. В разных странах по соответствующим статьям судят за разные действия, как правило – за пропаганду неповиновения и терроризма, за призывы к насилию и свержению государственной власти и т.д. Другими словами, экстремизм – это все то, что может в конечном счете привести к более печальным последствиям вроде революции и свержения существующего строя.

Российское законодательство ориентировано на жесткое наказание тех, кого признают виновными в экстремистской деятельности. Например, закон «О противодействии экстремистской деятельности» раскрывает, что именно подпадает под это понятие – в частности, насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение территориальной целостности, дискриминация граждан по ряду критериев, клевета на чиновников и многое другое. В том числе – организация такой деятельности и ее финансирование.

По факту наказание за экстремизм получают те, кто состоит в каких-то радикальных группировках, помогает им деньгами, распространяет запрещенную литературу, проводит несанкционированные митинги и собрания, и еще как-то подпадает под перечисленные в законе действия.

Кто туда входит

Под статьи, связанные с экстремизмом, попадают не так уж и мало россиян – в списке, который ведет Росфинмониторинг, почти 11 тысяч фамилий. Закон предполагает, что туда попадают те, кого обвиняют в экстремизме (то есть, в базу экстремистов вносят еще до приговора суда) или по кому суд вынес обвинительный приговор по ряду статьей Уголовного кодекса.

В списке экстремистов были самые разные люди – например, уже погибший в тюрьме праворадикал Максим Марцинкевич или участник захвата школы в Беслане Нурпаши Кулаев, или бывший директор библиотеки украинской литературы Наталья Шарина, «ловец покемонов» в храме Руслан Соколовский, публицист Андрей Пионтковский, пытавшаяся выехать в Сирию студентка Варвара Караулова.

Компенсации вкладов Сбербанка СССР отложили до 2025 года. На это по-прежнему нужно два годовых бюджета России

Вообще, о составе списка экстремистов многое говорит статистика – более 30% осужденных по этой статье имеют высшее образование, почти все – граждане России, все совершали преступление в трезвом виде, и 80% привлекались к уголовной ответственности впервые в жизни.

Какие ограничения для них существуют

Самое главное, что грозит подозреваемым в экстремизме – это административная или уголовная ответственность. После либерализации законодательства в 2018 году некоторые деяния были декриминализованы, если совершаются впервые. Большая часть обвиняемых получили не реальные сроки, а более мягкие наказания вроде условного срока, штрафов или исправительных работ.

Но как только гражданина начинают подозревать в экстремизме, его включают в список террористов и экстремистов, который ведет Росфинмониторинг. Нахождение в списке сильно усложняет жизнь – такой человек может снять со своего счета максимум 10 тысяч рублей в месяц (на себя и на каждого члена семьи – если докажет, что деньги нужны), а многие работодатели просто опасаются принимать таких людей на работу. Ограничиваются и многие другие финансовые операции – даже почтовый перевод получить становится затруднительно.

А на днях в Госдуму внесли законопроект, который запрещает избираться в эту же Госдуму тем, кто причастен к работе экстремистских организаций или финансировал их. Как раз до этого экстремистской организацией признали Фонд по борьбе с коррупцией (также считается иностранным агентом), соответственно, сотни тысяч граждан, финансировавших ФБК, могут лишиться права выдвигать свою кандидатуру на выборах.

Нежелательные организации

В чем подозреваются

Нежелательные организации – самая жесткая ступень в градации организаций, деятельность которых по каким-то причинам не нравится государству. Нежелательной становится организация, деятельность которой Генеральная прокуратура признает угрожающей для основ конституционного строя страны, обороноспособности и безопасности государства.

Закон о нежелательных организациях заработал с 2015 года, но до сих пор до конца неясны критерии, которыми руководствуется прокуратура. Ведомство может признать нежелательной любую иностранную или международную организацию – без суда, но с правом обжаловать это решение в суде. Конкретных причин для внесения организации в число нежелательных до сих пор нет.

Кто туда входит

Это решает генеральный прокурор и его заместители, основываясь на данных правоохранительных органов. Решение о признании организации нежелательной нужно также согласовать с МИДом.

Формально российские государственные органы не могут закрыть иностранную или международную организацию – поэтому они запрещают деятельность ее подразделений в России. Как только организация попадает в перечень нежелательных, она должна прекратить деятельность на территории России.

Всего на данный момент в списке на сайте Министерства юстиции находится 31 организация, деятельность которых в России признана нежелательной. Среди них – «Открытая Россия», Фонд Открытое общество, «Национальный фонд в поддержку демократии», американский «Институт современной России», румынский Черноморский фонд регионального сотрудничества, канадский «Всемирный конгресс украинцев» и некоторые другие организации.

Какие ограничения для них существуют

В данном случае говорить об ограничениях как таковых не приходится – нежелательная организация, получив такой статус, обязана немедленно прекратить свою деятельность в России. После этого она никак не сможет действовать на территории России – ни официально, ни неофициально.

За сотрудничество с нежелательной организацией гражданам грозит штраф до 15 000 рублей, а организациям – до 100 000 рублей. Если же сотрудничество становится неоднократным, можно получить штраф в 500 000 рублей и от 2 до 6 лет тюрьмы. А иностранцам, которые работают на такую организацию, могут запретить въезд в Россию.

Сейчас, кстати, ответственность хотят ужесточить – если поправки примут, то после первого административного правонарушения, вместо второго будет полагаться уже уголовная ответственность, а рядовым участникам и организаторам таких организаций будут грозить разные сроки. По первому делу об участии в нежелательной организации активистка «Открытой России» Анастасия Шевченко получила 4 года условно, хотя обвинение просило для нее 5 лет колонии. Других участников приговорили к обязательным работам.

Виды экстремизма

К разновидностям экстремизма относятся:

  • политический — характеризуется приверженностью к крайним взглядам в политике. Бывает как левым, так и правым. Самые часто встречаемые формы: фашизм, расизм, религиозный радикализм;
  • этнический (национальный). Характерен для районов со сложными межнациональными отношениями. Адепты течения выступают за права и свободы одной нации, попирая права других. В основе лежит противоречие между правом народа на выбор собственной судьбы и принципом территориальной целостности государства. Этнический экстремизм возбуждает национальную или религиозную рознь. Важную роль играет и экономическое развитие. Безработица, сокращение рабочих мест, засилье мигрантов вызывает межэтническую напряженность, которая и переходит в экстремизм.

Подобная идеология имеет взрывоопасный характер, приводит к разжиганию ненависти между людьми, и может взорвать общество изнутри. Кроме того, эта деятельность близко переплетается с терроризмом и организованной преступностью, особенно с наркоторговлей и торговлей оружием.

Что происходит

Антиэкстремистское законодательство существует в России с 2002 года и продолжает расширяться. Оно основывается на рамочном законе «О противодействии экстремистской деятельности» и на июнь 2016 года включает в себя целый ряд статей Уголовного кодекса (УК), несколько статей Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) и целый ряд положений, относящихся к гражданскому праву. Это законодательство касается:

— терроризма,

— попыток свержения власти и нападений на ее представителей,

— общеуголовных преступлений, совершаемых по мотиву национальной, религиозной и прочей вражды,

— нескольких разновидностей публичных высказываний (см. ниже),

— организационной активности, касающейся перечисленного выше,

— мелких правонарушений — изображения свастики и прочих запретных символов, распространения запрещенных материалов и т.д.

Это очень широкое законодательство, но мы здесь сосредоточимся только на тех нормах, которые касаются публичных высказываний, причем сделанных именно в интернете.

Количество людей, осужденных за преступления (это УК) или правонарушения (это КоАП) «экстремистской направленности», то есть за все, о чем говорилось выше, исчисляется сотнями в год и продолжает расти. По данным мониторинга Центра «Сова» (пусть и неполным), все большую долю в уголовном антиэкстремистском правоприменении занимают именно приговоры за высказывания. Например, в 2015 году за «экстремистские высказывания» было осуждено почти вдвое больше людей, чем за прочие «преступления экстремистской направленности». И из этих высказываний 85% в 2014–2015 годы были сделаны в интернете. По мнению Центра «Сова», от 5% до 10% таких приговоров явно неправомерны, но есть и немало спорных.

Практика антиэкстремистского правоприменения вызывает в российском обществе все большее беспокойство.